Путь к идеальной шубе, или почему мы шьем из меха Saga Furs

Аукцион SagaFurs – второй по величине пушной аукцион в мире. Основной товар – песец, лиса (продается около 2 млн штук в год), норка – 6,2 млн штук. Saga – та самая точка, в которой пересекаются пушная и модная индустрии. Этот живой организм определяет цену «на данный момент». Затем будет новый аукцион и новая цена. Довольно высокая, несмотря не некоторую «хрупкость» товара. Это единственный аукционный дом, акции которого котируются на фондовой бирже. 
                                                    ***
– Пяйви, как узнать, был ли мех куплен именно на вашем аукционе?
– Если при покупке шубы вы заметите этикетку Saga Furs, это означает, что мех куплен на финском аукционе. Этикетки наши клиенты получают вместе с приобретенным мехом. Вторая этикетка, нашитая на изделие, указывает на производителя. Плюс ко всему знак Saga Furs указывает на то, что сырье отсортировано по критериям Saga. Это тоже очень важно.  Самое высшее качество имеют шкурки, на которые нашиты этикетки Saga Lumirojal, далее следует Saga Royal и потом Saga. Собственно, ваши клиенты могут сделать собственные выгоды на примере шуб, продаваемых в салонах вашей компании «Меха Петербурга», потому что мех для них закупается именно на нашем аукционе. 

- Расскажите нашим читателям об аукционах подробней.
Аукционы проходят в декабре, марте, июне и сентябре. Мартовский аукцион в прошлом году был самым крупным в нашей истории. Недавно прошедший сентябрьский аукцион завершил сезон продаж. Он не такой большой. На мартовском ассортимент значительно шире, качество значительно выше. 

– Почему именно на мартовском?
– Пушнина поступает к нам на аукцион для сортировки в ноябре, и к декабрьскому аукциону невозможно подготовить для торгов большое количество меха. В феврале –марте проходят все самые значимые в мире выставки готовых изделий в Пекине, Гонконге и Милане, где наши производители получают заказы от торговли на следующий сезон. Торговым компаниям уже понятно, сколько заказывать, потому что сезон реализации изделий уже прошел и подведены итоги продаж. Под эти заказы производитель и покупает сырье. В сентябре докупается что-то еще. Для марта характерны львиные предложения. Это ежегодное  явление.

– От чего зависят колебания цены?
– От предложения. От спроса. От моды. 

– Европейский рынок находится в состоянии стагнации, а пушной бизнес на вершине. В мире бум на пушнину. Почему?
– Действительно, по ценам и по продажам кризис мы никак не ощущаем. Самые высокие цены были в прошлом сезоне на мартовском аукционе. 

– В чем же причина популярности меха?
– Их несколько. Практически все дома высокой моды на протяжении ряда лет включают мех в свои коллекции, речь идет о Prada,  Gucci, Roberto Cavalli, Jean Paul Gaultier и других. Все они имеют на подиумах пушнину. Это первое. 
Второе: Китай стал основным производителем пушнины, но помимо этого он является и основным потребителем готовых изделий из меха. Если раньше Поднебесная эти изделия отправляла на экспорт, то сейчас, с увеличением благосостояния, страна начала производить их и для внутреннего рынка. 

– А кто раньше считался основным потребителем?
– Россия. Все эти изменения произошли после кризиса, за последние два-три года. Сейчас многие люди хотят приобретать не разовые изделия на один день, а вещи модные и долговечные. И потом они же понимают, пушнина – натуральный экологический продукт. Люди любят мех, и – подчеркиваю – самое главное – он сейчас на пике моды. Финляндия на сегодняшний день является основным в мире производителем песца и лисицы. Хотя об этом в Росси мало кто знает. 

– Насколько я помню, Китай производил довольно много пушнины, куда она вдруг исчезла, почему китайцы закупают мех у вас?
– Действительно, еще несколько лет назад Китай производил огромное количество сырья, а сейчас резко сократил производство. Ответ очевиден. Покупатели хотят приобретать качественный мех крупных размеров. И если уж говорить о европейских странах, им всегда были не чужды и другие аспекты – этические нормы, экологические требования. Это тоже вышло на первый план. 

– У вас весь мех финский?
– Мы на аукционе продаем до 95 процентов песца и лисицы, которые произведены в Финляндии. И немного поступает из Норвегии (серебристо-черной лисы и песца). 
Коллекция норки состоит только на одну треть из финской норки, остальная часть поступает на аукцион от производителей из других западноевропейских стран.
На аукционе продается самая большая в мире коллекция каракульчи и каракуля из Афганистана, до 500 тыс. шкурок в год. Таким образом, можно все приобрести в одном месте.

– Зависит ли качество меха от питания и содержания животных или же от того, в каком климате выращиваются зверьки? В Финляндии холодно, в Китае жарко…
– В Китае увеличили поголовье, но за качеством следили мало. А качество  – это прежде всего действительно питание и содержание. Важно, в каких клетках живут звери. Важна экология – в Финляндии категорически не допускается засорять окружающую среду. Все фермы построены с учетом жестких европейских стандартов. У нас в стране ассоциация звероводов совместно с аукционом разработала еще более жесткие критерии по содержанию животных, нежели в Евросоюзе. Контроль проводился совместно с аукционом. Зверофермы обязаны по закону соблюдать все правила, но мы еще плюс ко всему проверяем фермы и проводим  сертификацию этих зверохозяйств. Мы гарантируем прозрачность всей цепочки и ответственно заявляем, что товар поставляется с благополучных ферм, которые сертифицированы, и за это несем ответственность. Наши клиенты могут по лоту определить, откуда мех, они имеют право даже выехать туда. В прошлом году был такой случай: представители известной английской компании Burberry зимой выехали на ферму в г. Ваасаи и убедились, что звери содержатся в хороших условиях, получают качественное питание и находятся в очень хорошем состоянии. Для модной индустрии это очень-очень важно.   

–   А где больше всего в Финляндии расположено звероферм?
– Основная концентрация ферм – в районе г. Вааса. Это сложилось исторически, именно оттуда и началось звероводство в Финляндии. Многие финны (и финские шведы в том числе) в свое время иммигрировали в Америку и Канаду, которые в то время были основными производителями пушнины. Позже они вернулись обратно, но не одни – привезли с собой зверей и начали разводить их. Поэтому эти традиции в регионе прижились и даже дали толчок доходному бизнесу. Впрочем, были у этого явления и личностные причины. Люди в Похьянмаа более энергичны, плюс ко всему этот район морской, а это значит рыбный. А отходы от рыбы являются одним из основных кормов для этих животных. Нужно отметить, что вся пушная индустрия построена на отходах  пищевой промышленности. То есть звери являются утилизаторами отходов мясоперерабатывающей, куриной и рыбной промышленности. Есть специальные кухни, где изготавливается корм, причем он должен быть сбалансированным, если мы хотим чтобы шкурка была качественной. Иначе можно в один день отравить все стадо. То есть  у фермеров работа тоже ответственная. Так из малого складывается большое, поэтому и пушнина в Финляндии производится качественная. 

– А не портят ли зверофермы экологию?
– Если мы говорим о животных отходах, то они собираются и идут на производство удобрений. 
Если говорить о животных вообще, то их останки поступают на заводы, где происходит утилизация. Части, которые можно использовать для производства животного протеина, идут на получение кормовых добавок. Если что-то невозможно использовать – это уничтожается, но опять-таки речь идет о ноу-хау, потому что из всего этого получают энергию. Сейчас многие зверофермы совместно с  институтами исследования по использованию отходов производят биотопливо. 
Ну и если шуба или шапка приходят в негодность, они тоже подлежат утилизации, но в отличие от пластика хорошо разлагаются.

– Как происходит сортировка меха? Сортируют ли его до начала поступления на аукцион или все происходит в процессе?
– Фермеры не сортируют мех, они практически всю свою продукцию поставляют на аукцион. Естественно, каждая шкурка имеет свой код, затем она попадает в «общий котел», сортируется по цвету, размеру, качеству и по всем другим параметрам.

– Получается, что на аукцион попадают и некачественные шкурки?
– Действительно, не все шкурки идеальны. Пушнина с дефектами попадает в разряд низкозачетной. Она тоже сортируется по дефектам и позже выставляется на торги по более низкой цене. Ведь с мехом можно поработать, вырезать из него что-то и также использовать в производстве. Низкозачетные шкурки составляют очень небольшой процент.

– И на них тоже ставится знак Saga?
– Нет, он присваивается только высококачественной пушнине. 

– Может ли сортировщик увидеть все скрытые дефекты?
– Процесс сортировки пушнины максимально автоматизирован. Основную работу выполняют машины. Мех проходит через камеру, которая определяет цвет и размер. При этом исключается человеческий фактор, например усталость глаз при определении цвета. Далее мех как минимум два раза идет через руки опытных сортировщиков, которые определяют качество меха, оттенок, длину остевого покрова и так далее. 

– Получается, если я решу покупать шубу, то без специалиста никогда не смогу определить, качественный это продукт или нет? И могу ли я надеяться только на добросовестность продавцов?
– В принципе, да. Многие советуют дуть на мех, щипать его, тянуть, рвать. На самом деле это все несерьезно. 

– Что же делать?
– Я бы порекомендовала покупать меховые изделия в магазинах, которым можно доверять, которые уже не первый год на рынке и  имеют прочную репутацию. Покупать норковую шубу на рынке уж точно не стоит. 

– В Финляндии так мало крупных меховых магазинов, почему? Казалось бы, аукцион под боком, все карты в руки...
– В небольших финских меховых магазинах можно купить в основном классические изделия. Эти салоны буквально затеряны в Хельсинки. Если бы кто-то решился продавать дизайнерские изделия из меха, то ему стоило бы открыть магазин в центре Хельсинки, например рядом с Louis Vuitton. 

– Это из-за «зеленого» движения?
– Нет. В Финляндии вообще мало людей, которые покупают дорогую одежду.

– Дело в традициях?
– Дело в менталитете. Взгляд финских женщин на жизнь поменялся. Очень ограниченное количество дам может себе позволить купить шубу по цене размера зарплаты или даже выше. И если женщина все-таки хочет это сделать, то скорее купит шубу в Париже или Милане. Потому что в Финляндии меховой рынок дизайнерских модных изделий практически отсутствует. 
Самые высокие продажи на сегодня у магазина Ajatar в Хельсинки. В удачные дни они продают две-три единицы изделий из меха. 

– И кто покупатель?
– Русские туристы. И в Max Мara большая часть серьезных покупок приходится на долю российских покупателей. Интересно получается: вроде бы многим финским женщинам нравятся модные натуральные шубы, но, с другой стороны, наша консервативная торговля не закупает современные дизайнерские изделия, потому что хочет исключить риски. Изделия стоят дорого, и широкий ассортимент на складе при узком спросе не оправдан.  
Поэтому выгоднее купить большое количество недорогих классических изделий и продать их, чем потом думать, что делать с остатками. То есть рынок в отличие от России совершенно иной. 

– В России меховой бизнес, напротив, слишком популярен.
- Там большая конкуренция между магазинами, между производителями. Рынок больше. Вся Финляндия – 5 миллионов населения, столько же, как в Санкт-Петербурге. И уже поэтому их сравнивать нельзя. 

– И отношение к деньгам тоже другое…
– Финка действительно никогда не отдаст свою зарплату за шубу. Но мех все-таки ценит. В прошлые очень холодные зимы женщины в Хельсинки достали свои старые шубы и одели их. Кстати, в молодежной среде вдруг стали очень популярны бабушкины шубки и шапки-ушанки. Оказалось, что настоящий мех в отличие от искусственного греет! 

– И все-таки в Финляндии не опасно носить натуральные шубы, краской не плеснут?
– Нет-нет! Я ношу зимой шубу каждый день. И первое, о чем меня спрашивают: «Где вы купили такую вещь?» Этот вопрос говорит о том, что мех нравится и его хочется иметь. 

– А где вы ее покупали?
– Одну на выставке в Милане, другую шила в Хельсинки в небольшом специальном ателье.

– И они были из меха Saga?
– Да.

– Простите за дилетантский вопрос, а можно ли просто купить набор на шубу на аукционе?
– Практически невозможно. Для того чтобы его набрать, нужно выбрать однотипные шкурки, а значит, отсортировать огромное количество меха. Производители покупают у нас уже отсортированные партии однотипных шкурок. 

– А на ферме частному клиенту можно купить шкурки на шубу?
– Это тоже невозможно, потому что вам придется покупать 30-40 шкурок, а для этого отсортировать несколько тысяч. Сможете ли вы сами это сделать? В нашем бизнесе доверие к качеству сортировки – один из основных показателей. 

– Как я поняла, мелким покупателям на аукционе делать нечего?
– Мы торгуем сырьем, затем следует выделка, а после нее шкурки вновь нужно пересортировывать. Они должны быть идентичны. Поэтому, если кто-то купит даже 700 шкурок, идеальную шубу ему сшить все рано не удастся. На аукцион приезжает в основном крупнооптовый или среднеоптовый производитель. 

– Поясните, пожалуйста, как работает аукцион до торгов?
– Чтобы стать покупателем аукциона, нужно зарегистрироваться на сайте. Мы должны все знать о производителе. Клиенты могут приехать к нам заранее, накануне аукциона. Посмотреть пушнину, которая будет выставлена на продажу, просмотреть каталоги (они на разных языках). Ознакомиться с показательными лотами, а затем купить на торгах… 2-3 тысячи шкурок и больше. И все они должны быть идентичны. Наши покупатели знают – так и будет. Если бы они не получали желаемого, система бы не работала. 
Потенциальные покупатели работают с восьми утра до шести вечера. Клиент, как правило, приезжает на аукцион с брокером. Праздношатающихся и любопытствующих здесь нет. Сюда приезжают делать дело. 

– Представители каких стран покупают сегодня больше всего меха?
– Основной рынок – Китай, это самая многочисленная группа покупателей. В принципе представлена вся география мира. Это и Греция, и Россия, и Канада, и Америка…

– Цена на мех постоянно растет?
– Цена сегодня высока. И на данный момент предпосылок к ее снижению нет. Человек, который покупал шубу, стоившую на 20% дешевле, сегодня вправе задать вопрос: «Почему так выросла стоимость?». А потому что сырье стало стоить дороже! Спрос превышает предложение. 

– Простите, а как на аукционе организовано питание? Наверное, китайцам  финскую еду есть сложно?
– У нас в ресторане представлены многие кухни мира. Есть и китайская кухня, и итальянская, и греческая. 

– А если я приеду покупать мех на аукцион, мне могут предоставить специалиста, который поможет это сделать?
 – Конечно, при условии, что вы являетесь оптовым покупателем. Мы можем порекомендовать вам опытного брокера, торги проходят в интенсивном темпе, поэтому необходимо быть профессиональным покупателем. Человек, в совершенстве знающий английский язык, первый раз попав на аукцион, даже не сможет сориентироваться и понять, что происходит в зале. Мы обучаем на специальных курсах потенциальных оптовых покупателей работе с каталогами и покупкам на аукционе. 

– Насколько я знаю, аукцион уделяет большое внимание работе дизайн-центра или, как его позиционируют, – мировой творческой лаборатории.
– Дизайн-центр Saga  – это часть нашей компании. Несмотря на то что лаборатория территориально располагается в Дании, она принадлежит аукциону и является частью маркетинговой организации. Дизайн-центр был создан в 1988 году. Его задача –  разработки новых технологий работы с мехом и предоставление их производителям готовых изделий и дизайнерам. За время своего существования этот дизайн-центр посетили более 20 тысяч дизайнеров из всех стран мира. Кстати, производители из России знают технологии Saga очень давно и широко используют их в производстве  головных уборов, аксессуаров и других изделиях из меха. Saga постоянно уделяет внимание работе с молодыми дизайнерами во всем мире. 
Например, в России дизайн-центр Saga тесно сотрудничает с кафедрой дизайна одежды Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии им. А. Л. Штиглица и с Омской школой дизайна костюма. Самые лучшие студенты совместно с преподавателями неоднократно посещали дизайн-центр Saga в Дании для изучения технологий работы с мехом. 
Все производители могут посетить дизайн-центр и вдохновиться новыми идеями, которые они впоследствии могут внедрить в производство. Инновации будут быстрее доходить до массового производителя, и это очень важно. 

– И в завершение сугубо женский вопрос: сколько может прослужить шуба из норки?
– Смотря как носить. Если носить каждый день и ездить в метро и в  трамвае, то выносите за сезон. Если будете одевать на выход и хранить в холодном месте, чистить в специальной химчистке, то можете проносить и 10, и 15 лет.
Беседовала Светлана Аксенова, соб. корр.; Хельсинки.

Интересно!
– За минуту на аукционе продают пушнины на несколько сотен тысяч евро.
– Аукционные продажи Saga Furs достигают более 450 млн евро в год.
– Колебания  цены всегда варьируются от аукциона к аукциону в пределах 5 – 10%, иногда случаются и более значительные изменения. 
– В просмотровом зале (2 000 кв. м) Saga Furs  всегда холодно. 
– После покупки шкурки помещаются в огромные коробки, размещаемые в специальном зале. 
– Благодаря сотрудничеству с транспортными компаниями покупатель может уже на следующий день отправить закупленную партию по месту назначения. 
– Пол в просмотровом зале постоянно протирается специальным составом. Санировать помещение важно, чтобы не было аллергии. Имеются датчики температуры и влажности.
– Белые халаты на аукционе – защита от меха.

← Назад к списку